Актер - о требовательной любви публики, смене поколений и закрытом профессиональном клубе.

В Анапе полным ходом идут съемки мистического сериала «Русалки», где главную роль играет звезда российского кино Петр Федоров. До этого актер успел отсняться в другом сериале - «Гурзуф» (продолжение «Города», весеннего хита Первого канала) и поработать в жюри двух фестивалей - калининградского «Короче» и сахалинского «Край света». О новых проектах и судейском опыте артист рассказал корреспонденту «Известий».

- Этим летом вы дебютировали в качестве члена жюри. Как ощущения?

- Это честь, с одной стороны, а с другой - элементарно страшно. В плане опыта я, несомненно, младше моих коллег, поэтому стараюсь не упускать случая и учиться. Для меня всегда было трудно разбирать по косточкам только что посмотренный фильм, хотелось как можно дольше сохранить цельность впечатления. Сейчас благодаря нашим многочасовым обсуждениям я получил совершенно новый для меня опыт профессионального просмотра, а это прекрасная возможность вырасти как кинематографисту.

- Вы ведь уже снимали кино как режиссер? Правда, довольно давно, около 10 лет назад.

- На самом деле я снимаю до сих пор, просто никому не показываю (смеется). Это небольшие экспериментальные короткометражки, а также клипы на песни группы Race to Space, где я играл до последнего времени.

Сейчас я ощущаю, что нахожусь на некоем рубеже. Да и не я один. Как и многие мои коллеги, занятые в игровом кино, я проникся документалистикой и планирую дрейфовать в этом направлении. Мне понятно это стремление уйти от рутины, клише и прорваться к чему-то действительно важному. Надо вернуться к реальности, которая стала интереснее и художественнее любых наших выдумок.

Это удивительно, но многие мои друзья вдруг подорвались и уехали куда-то с камерой за тридевять земель, иногда даже за пределы России, например, в Африку. И таких примеров действительно много. Я не имею права раскрывать чужие секреты, но могу точно сказать, что некоторые известные всем люди совсем скоро проявят себя с неожиданной стороны.

- Этот процесс - реакция на градус общественно-политической жизни?

- Если и есть влияние, то не прямое, а косвенное. На мой взгляд, творчество умирает, когда туда приходит голая публицистика. По мне, лучшая позиция для человека искусства - это хорошо и честно делать свое дело. «Живи, как будто ты уже умер. Делай, что должен и будь, что будет» - эти древние максимы прекрасно подходят и нам.

С другой стороны, конечно, хочется покончить с инерцией и косностью, которой стало слишком много. Отчасти это просто поколенческая вещь. Вот есть старшее поколение, наши начальники, которые многое сделали для нашего кино. Мы, их дети, многим им обязаны - фильмами, ролями, карьерой, но всё-таки мы другие, и хотим попробовать жить иначе. А это значит, что нужно выйти из зоны комфорта, забыть про коммерческий расчет и попробовать что-то действительно новое. Бесстрашно сбежать из родительского дома на свой страх и риск (смеется).

Последний «Кинотавр» в этом смысле стал рубежным. Впервые большая часть конкурса состояла из независимых фильмов, снятых без господдержки. И это правильно — за независимым кино будущее. Пусть не всё получится сразу, пусть мы набьем шишек и сдерем коленки, но в итоге нащупаем что-то настоящее и свое. Я уважаю отважных людей и хотел бы быть среди них.

- Уже придумали, о чем будете снимать свой фильм?

- Пока ничего конкретного, но темы попадаются на каждом шагу. Недавно мы ездили снимать клип на полуостров Рыбачий. Ловля крабов там строго запрещена, но тем не менее продолжается в промышленных масштабах. Можно было бы пожить несколько месяцев с браконьерами и снять об этом фильм. Вариантов много.

- Вернемся к вашей актерской карьере. В прошлом году у вас подряд выходили большие, громкие фильмы - «Дуэлянт», «Ледокол». Сейчас вы всё больше снимаетесь на ТВ. Похоже, сознательно решили, покорив зрителей кинотеатров, увлечь их родителей, сидящих у телевизора.

- Я постоянно работаю на два фронта (смеется). Никогда не разделял свои работы для кино и для ТВ, всегда старался заниматься тем, что мне интересно. Хотя, конечно, кто спорит - в плане воздействия на аудиторию телевизор более мощная штука. Сколько лет прошло, а меня до сих пор многие помнят как Данилу из сериала «Клуб». Я сначала переживал, а потом понял, что любая популярность - это бесценный кредит доверия. Ты растешь как человек и артист, а вместе с тобой растет и развивается твой зритель.

На ТВ я стал работать чаще потому, что здесь творческой свободы больше. Сейчас снимаюсь в сериале «Русалки», адаптации израильского формата. Это новый проект продюсера Александра Цекало, с которым я уже неоднократно работал. В целом мне не очень нравятся наши ремейки западных сериалов - часто берется лишь сюжет и нет попытки разобраться в ментальных тонкостях. В итоге то, что появляется на экране, далеко не только от нашей жизни, но и от жизни вообще. В «Русалках» все ошибки предшественников учтены. Это будет сериал про Россию и про нас.

- В свои 35 лет вы уже снялись почти в 60 фильмах и сериалах. Откуда такая работоспособность?

- Я сейчас как раз в том возрасте, когда надо много пахать (смеется). Это заметнее просто потому, что мое поприще у всех на виду. Хотя есть тут и внешний фактор. Мне повезло попасть в число актеров, которые постоянно на слуху. Клуб этот почти закрытый, что меня, кстати, совсем не радует. В актерском цеху из-за общей инерции почти нет конкуренции.

Поэтому мы часто выполняем чужую работу - играем не свои роли

Петр Федоров - о требовательной любви публики

Что до меня, то я пытаюсь соблюдать приличия (смеется). Требовательно отношусь к материалу, делаю не более двух проектов в год, никогда не снимаюсь параллельно. Мой рабочий инструмент - это я сам, поэтому стараюсь держать себя в форме и не размениваться по мелочам. Самое страшное - усталость от работы. Ну и не менее страшно, если от тебя устанет зритель. «О Боже, опять он!» - вот такой реакции, конечно, хочется меньше всего. Источник:

Читайте также